Войти

 


01//

Литературный

Лабиринт

 


02//

Психология Поступков

Life Коучинг


03//

Анатомия Чувств

 


04//

Модный бульвар

Fashion & Style


05//

Парад планет

О сакральном 


06// 

Comments

 


 

 

Кубик Рубика, газетные шапочки на пляже, чай в подстаканниках, котлета с пюре, квас из бочек, роскошь зарубежных кинофильмов, Юрий Антонов и Алла Пугачева, курортное лето – Чёрное море - СССР (наша Родина).... Если Вам дороги атрибуты той Прекрасной Эпохи, то Вам непременно понравятся эти ироничные сюжеты. Читайте, наслаждайтесь, вспоминайте... (Ирина Цыпина)

... Словно пишу Я не умею играть в карты Ничего не понимаю в шахматах Проигрываю в нарды Пытаюсь играть в слова Надеюсь, это никого не оскорбит Мусик Хрущевка вынужденно...

Популярные статьи

liliya-brick“Никто не является более желанным или более опасным, чем женщина с секретом.....” Загадочная, непонятная, манящая... Муза Маяковского. Возлюбленная...
antologiya-epoxi-slychainie-svyaziЯ давно хотела найти это стихотворение Е.Евтушенко. Именно сегодня, совершенно случайно, я его встретила... Это стихотворение поэт назвал самым удачным...
nash-konkyrs  Литературный Конкурс: “ Short - Short Story” Произведения малой прозаической формы Дорогие читатели, знакомим вас с нашими новыми авторами –...

А как они танцевали!!! Как они в танце принадлежали друг другу... И неважно какой танец они исполняли - обжигающие, как Текила - Самбу, Ламбаду, Сальсу... или пьянящее, как французское шампанское - Танго; изысканное, как дорогой коньяк - РЕТРО или современную безумно ритмичную импровизацию под мощные децибеллы, вызывающе  раскованно, может, чуть вульгарно, но с таким шармом, что невозможно от них не зажечься.

У Вики были сверкающие  аквамариновые глаза, бьющие сумасшедшей энергией в танце; но абсолютно холодные и прозрачные при обычном общении. Казалось, что она танцует только для него. А Вадим, высокий tan1красавец - брюнет с обжигающим взглядом, идеальный партнер для аргентинского танго... Он смотрел всегда на нее с таким обожанием, с того самого времени, когда они, 19-тилетние студенты, "изнасиловав" родителей, пришли в загс в окружении толпы друзей с белыми мраморными гладиолусами (в России было принято в те годы невесте дарить эти холодные цветы).

Его еврейская мама так рьяно, так шумно не хотела этого брака, что только приблизила день свадьбы. Ее отец, парторг крупного военного завода, бывший летчик, был вне себя от ярости, но и это ничего не решило. Молодежь танцевала и кричала: "Горько" , ресторанный оркестр исполнял на бис "Ах эта свадьба пела и плясала...", подвыпившие еврейские родственники лихо отбивали "Семь 40", всем было весело , в открытые двери врывался холодный морозный воздух и остужал разгоряченных гостей. Шел 197...-й год . На пустынные ночные улицы падал январский снег.

Помните, "снег кружится и тает, и тает..."? Сколько лет растаяло за это время, сколько близких людей...

Их свадьба была первой на нашем курсе и было это безумно давно, когда только входили в моду сапоги на огромной платформе и канадские дубленки с капюшоном ; когда все были влюблены в Мирей Матье, а стрижка "Сэссон" была признаком" соответствия". Тогда женщины пользовались польской косметикой и были все равно прекрасны. Мы слушали томную Славу Пшебыльску и целовались под записи Адамо "Падает снег". А в магазине "Мелодия" брали штурмом суперхиты Давида Тухманова "По волнам моей памяти". Это было тогда, когда ночью выстраивались очереди на подписные издания Ф.Достоевского и Л. Фейхтвангера. Но уже была запретная "Эммануэль"...

Все завидовали их отношениям, в них было какое-то колдовство. И как знак Судьбы ее обручальное кольцо по моде тех лет на всю фалангу безымянного пальца из червоного золота. Импровизация в танце, Импровизация в жизни, так иногда бывает.

Мы жили в одном городе. Общались. Редко виделись, но всегда были рады встрече. Наши дети были ровесниками. Изредка ходили друг к другу в гости. Их дом был частью их мира. В интерьере не было ничего стандартного. Все было одухотворено, необычно и безумно красиво. Нет, это был не просто хороший вкус, это был Полет, дизайн, очень талантливый и необычный. Они собирали антикварные напольные вазы, покупка каждой была похожа на захватывающий авантюрный роман. В вазах несуеверно стояли черные тюльпаны, выращенные ими на даче. На стенах висели подлинники Бакста и Кандинского , старинные акварели и подсвечники с витыми разноцветными свечами. В их городской квартире цвела миниатюрная японская вишня - сакура, странные, проросшие цветами растения - зимний сад, когда вся страна стояла в очереди за яйцами и студенты дружно ездили в колхоз на картошку. Но я же говорю, что они были другими... И не ищите объяснений.  

Какие божественные заварные эклеры подавала Она к чаю с жасмином! Каким прозрачным был китайский фарфор! И ароматические свечи так тонко пахли ванилью, что не хотелось уходить, хотелось навсегда остаться в этой другой, незнакомой жизни, так непохожей на всю нашу студенческую аскетичность и убогость тех лет.

Жизнь закрутила-завертела... Каждого затягивал свой круг проблем. И только они по-прежнему оставались влюбленными, поглощенными друг другом, как завороженные. Даже трудно было представить, что есть у них, как у всех, обычная рутинная жизнь: двое детей, садик-школа-кружки, работа в каком-то НИИ, домашние хлопоты, родители и их болезни...    

А у них была СТРАСТЬ... ЛЮБОВЬ... НАВАЖДЕНИЕ... Поверьте, так иногда бывает.

*****

Застойные, разрушительные годы многим из нашего поколения принесли горечь разочарования и трезвое осознание крушения надежд, когда ты четко знаешь, что уже очень многое из задуманного в твоей жизни не случится, не сбудется... чаще, когда не хватает сил держать УДАР... Но это не про моих друзей. Они оказались сильными - компьютерный бизнес на заре Перестройки, офис в Германии, отдых на Лазурном Берегу, новая двухэтажная квартира с пентхаусом в самом престижном районе, евроремонт. Все состоялось!

Осенью, в Листопад, в Бабье Лето моя семья уезжала.

Перед отъездом, увы, не было времени попрощаться, их телефон молчал... Невпопад звучали у виска любимые стихи:

"Прощай мое Лето, пора мне...

На даче стучат топорами,

Мой Дом забивают дощатый"

Прощайте ДЕТСТВО, ЮНОСТЬ, ДРУЗЬЯ... ПРОСТИТЕ... Возможно, что-то не сделала для Вас, не успела; когда-то была не права... Это так трудно - уходить навсегда...

Но жизнь богата сюрпризами и стоит ли удивляться, что через 10 лет в Израиле, в хамсинное лето на Эйлатской набережной возле знаменитых Обезьянок я вдруг увидела такие знакомые лица из моего оставленного, но не забытого прошлого? Я не могла ошибиться: это были они ! Друзья моей юности, смеющиеся и загорелые пьют ледяное пиво за столиком для двоих. ПОТРЯСАЮЩЕ!!!

Представьте, почти не изменились. По-прежнему влюбленные и счастливые. У Вики абсолютно бритая голова, а это согласитесь, не стиль, а характер! Ей даже идет, хотя в "полтинник" нужен ли этот кураж? Череп идеальной формы, красиво и жутко... Она одета в какие-то прозрачные розовые тряпочки со стразами, простенько и безумно изысканно. Вадим чуть располнел, но выглядит молодцом, эдакий вальяжный поседевший плейбой , «ушедший из большого спорта». Как это здорово всретиться на краю Земли! Фантастика - мы опять живем в одной стране и даже в одном приморском районе! О, сколько информации, сколько новостей и разных перемен у всех за этот период! Но никакой ностальгии!!! Вика и Вадим не склонны к рефлексии, все у них нормально, и тут на новом месте тоже все состоялось.

Вечером мы соберемся в номере эйлатского "Хилтона" и будем возбужденно, перебивая друг друга, болтать не о чем, пить "Кампари", путать события и опять вспоминать... И не надо позировать, улыбаться, можно оставаться самим собой, чему мы почти разучились за годы.

Оказывается, Вика и Вадим в Израиле живут уже почти 10 лет. В России они заработали в свое время на компьютерных поставках, а потом начался беспредел конкурентов , произошло загадочное убийство их менеджера в Польше; надо было решать: либо деньги, БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ & РИСК, либо попробовать в другой стране начать все сначала. Они выбрали второй вариант, все просчитали до мелочей и выиграли, как шахматную партию. Их фирма пишет компьютерные программы для биотехнологических процессов , что сейчас на самом острие. Их программы - это сценарии, еще не рожденные в умах даже самых горячих крутых голливудских киношников.

Интеллект человека - сфера их разработок. Трансгенная инженерия...

- Модно? Но это уже секреты, да и зачем Вам голову забивать, ребята?

Вика смешно морщит вздернутый носик и ее лицо опять принимает девчоночье выражение.

Да, они безумно много работают, но очень давно втянулись в этот ритм и менять его не собираются! И опять, как много лет назад, я их вижу в одном электрическом поле, связанных одной идеей, одной судьбой и заговоренных навсегда быть вместе. Их отношениям все завидовали Там, где они остались очень красивыми и молодыми. Наверное, завидуют и здесь, в Израиле, по всем законам эмигрантского жанра.

- Так не бывает! Это Игра!

Шипели завистники и старались понять в чем их ТАЙНА? В чем секрет Успеха? Приворотная Магия или обман колдовства?

В ближайший выходной мы с мужем были приглашены к ним на ужин. Те же старинные вазы, те же строгие черные тюльпаны, экзотические растения и витые разноцветные свечи, те же картины, та же резная мебель из красного дерева и зеркала, зеркала, зеркала... Чай с бергамотом и те же фирменные Викины эклеры. Все, как тогда, сотни лет назад на другой Планете... Вика включает музыку... и из того неповторимого ВРЕМЕНИ доносится композиция   нашего обожаемого Поля Мориа   "MAMYBLUE".

-Давйте, танцевать!!!

Ах как они танцевали сейчас ! Как они в танце принадлежали друг другу... Какими любящими глазами смотрел Вадим на жену! Она сводила его с ума столько лет, как не бывает в жизни. Ее глаза были опять аквамариновыми, цвета электрик, и затягивали, затягивали его в омут, известный только ему одному. И не было заметно, что она уже не очень молода, что морщинки у губ скрбно выдают усталость, а ноги располнели и кажутся короткими с этой не по возрасту легкомысленной мини-юбкой. Они двигались пластично и легко и никто им не был нужен, как тогда, когда впервые они случайно оказались в пустой аудитории института совершенно одни и без слов, без признаний, почти незнакомые бросились в объятия друг друга, так спонтанно и откровенно, так неожиданно и бесстыдно страстно.

А на домашнем видео - Кения и Индонезия, какие-то водопады, горы, морские круизы и путешествия, банкеты и их любимые изысканные танцевальные импровизации. Все гламурно и безумно респектабельно, как сказали бы сегодня в описании светской хроники.

- Мы не можем сидеть дома! Это так утомляет! Море, походы, адреналин, экстрим - это для нас!

Хохочет Вадим.

-Скоро планируем восхождение на одну из Вершин в Австрийских Альпах. Уже купили снаряжение.

-Это целая наука - специальные рюкзаки и палки, палатка... Все стоит кучу денег,

мечтательно блестят глаза у Вики.

Еще долго в их доме пел Джо Дассен и уводил, уводил нас в

"Темные аллеи " Люксембургского сада... Но...

Они действительно поехали в Альпы.

Их было трое: Вика, Вадим и их случайный попутчик, с которым они познакомились в самолете по пути в Рим -   любитель горного туризма, русский израильтянин, который должен был в Австрии присоединиться к своей группе. Это была абсолютная удача - втроем пройти незнакомый маршрут, ведь мои друзья были просто "чайниками " в горах: без инструктора, без четкого плана , двоим им все это было бы не под силу.

*****

Их было трое на узкой скользкой тропе, когда дождь с градом больно царапал лицо, руки немели от непривычного ледяного холода, а рюкзаки, непосильной тяжестью сдавливали позвоночник и пригибали к земле. Внизу под ними висели над пропастью свинцовые рваные облака, а горы гигантскими глыбами нависали, как в фильме ужасов, грозя раздавить лавинами и оползнями. Где-то Там, внизу, остались пасторальные изумрудные луга, туристские кемпинги с яркими разноцветными флажками и мерцающими лампочками; разноголосый шум, отдыхающих на привале людей, горький запах хмельного пива и кофе, настоянный на адреналине первых впечатлений – все это было уже запредельно далеко, почти в другом измерении...

Несколько часов они карабкались в этом мокром, скользком лабиринте, где одно неверное движение могло стоить жизни. Внизу зияла огромная черная дыра Пропасти, готовой поглотить новые жертвы... Смеркалось, от усталости они уже теряли ориентацию во времени. Было жутко и страшно... Тропа, казалось, вела в никуда... От бессилия не было слов... Каждый почти погибал в одиночку...

Первым сдался Вадим... Он на коленях вполз в расщелину горной породы, где даже не было места для троих. Его бил озноб, его трясло и ломало, он не мог ничего объснить... Он только затравленно всхлипывал... Истерика с ним случилась впервые в жизни... В ушах стоял звон его бессвязных причитаний... Он уже не управлял своей волей, его раздавили

СТРАХ, УЖАС, БЕЗДНА.

Потом все было предельно прозаично и неинтересно: они не прошли намеченный маршрут, вернулись... Вниз спускались молча... Вика и тот, третий случайный знакомый, волокли Вадима на себе, еще больше рискуя разбиться. Было совсем темно, снег хлопьями забивал глаза, останавливал дыхание, несколько раз Б-г пронес их над пропастью мимо неминуемой гибели...

Не было покоренной Вершины, не было Восторга преодоления, не было ощущения чего-то очень важного, свершившегося... А еще была усталость, чувство поражения и досады... Не судите строго, они не стали Победителями. Через год Вика ушла от Вадима, без скандалов и выяснения отношений.

Больше я не встречала ее. Говорили, что она уехала из страны, что живет в Европе, но почему-то никто из общих знакомых точно не знал, где она и как сложилась дальнейшая судьба странной женщины - девочки с балетным разворотом плеч и бритым черепом абсолютно правильной формы.

*****

p.s.

Так случилось, ровно через год я вновь вошла в их дом, не желая сравнивать и осуждать. Нет, Вика не вернулась в его жизнь, просто у Вадима был уже другой сценарий и другая женщина заполнила собой их придуманное с Викой пространство. Были те же зеркала, но в пыли, ведь так часто в наших краях случаются пыльные бури. Их странные растения оказались сухими и безжизненными, как выброшенный и ненужный гербарий, даже картины неприветливо излучали мрачную грязно-серую гамму... Их с Викой мир рухнул, исчез...

Другая женщина была моложе Вики лет на 15 и была этим очень горда. Она была обычной, а значит никакой. Малиновые поджатые губки сердечком, глазки-пуговки , топорная стрижка и практичность в каждом жесте и каждом слове, командный тон и металлический голос, срывающийся на визг. В ней не было Викиной легкости и куража; драйва, который заводил и сводил с ума... Вадим суетился вокруг нее, много и громко шутил, но его напускная молодцеватость казалась мне жалкой и неуместной и только глаза оставались тусклыми и усталыми, глаза человека, потерявшего ВСЕ.

На столе стояли нехитрые закуски из нашего супера. Проводы любви,так назвала я этот вечер, последний вечер нашего знакомства. Мы пили холодный чай, не о чем было говорить, музыкальные диски пылились в серванте. Было скучно и неуютно.

- Я больше сюда не прийду!!!

шептала я мысленно жалея и прощаясь.

За дверью остался хаос непонятных вопросов и горькое чувство вины за то, что когда-то случайно я подсмотрела чужой ослепительный Праздник; случайно вошла в матрицу их чувств и прочитала то самое запретное и тайное, чему суждено было разбиться так беспричинно, легко и трагично.

(Ирина Цыпина)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

     Соглашение           Контакты           Инструкция пользователя

© Project «Labirint25.com» Литературный журнал Авторский Проект И.Цыпиной