Войти

 


01//

Литературный

Лабиринт

 


02//

Психология Поступков

Life Коучинг


03//

Анатомия Чувств

 


04//

Модный бульвар

Fashion & Style


05//

Парад планет

О сакральном 


06// 

Comments

 


 

 

 

Литературный Конкурс: “ Short - Short Story”

Произведения малой прозаической формы

Дорогие читатели, знакомим вас с нашими новыми авторами – участниками нашего Литературного конкурса. Надеемся, вам понравятся их сюжеты и вы поддержите всех участников конкурса... Меня зовут Жанна Владимировна Володина, студентка 2 курса УНИК, факультет журналистики. Володина Жанна Экспресс - опрос Автора для журнала «Labirint25.com»: Три любимые книги: Валентина О...

Популярные статьи

liliya-brick“Никто не является более желанным или более опасным, чем женщина с секретом.....” Загадочная, непонятная, манящая... Муза Маяковского. Возлюбленная...
antologiya-epoxi-slychainie-svyaziЯ давно хотела найти это стихотворение Е.Евтушенко. Именно сегодня, совершенно случайно, я его встретила... Это стихотворение поэт назвал самым удачным...
nash-konkyrs  Литературный Конкурс: “ Short - Short Story” Произведения малой прозаической формы Дорогие читатели, знакомим вас с нашими новыми авторами –...

Дорогие друзья, мои соотечественники и ровесники! Сегодня особенная Дата. 22 июня – День начала Огромной Беды – страшной, кровопролитной войны, которая стала самым страшным испытанием ХХ века. Нашему поколению посчастливилось очень долго не знать – Что такое Война...

Наше мирное послевоенное детство прошло рядом с Памятью наших отцов, которые на своих плечах вынесли все нечеловеческие испытания и принесли долгожданную Победу - в наши семьи, города, дома... Мы всегда это помним и чтим. Свою документальную повесть О ВОЙНЕ Я ПОСВЯТИЛА ВСЕМ ФРОНТОВИКАМ... Это по их воспоминаниям, письмам, дневникам я рассказала о первых днях войны, которые принял на себя мой родной, любимый город Харьков. Так все и было... Очень надеюсь, что больше НИКОГДА, НИКОГДА по улицам моего солнечного города Не пройдет черная тень Войны – не будет отвратительного воя сирен, не будет свинцовых «дождей», не будет застывшего страха в глазах людей, не будут уходить самые сильные, самые смелые, самые молодые, чтобы никогда НЕ вернуться... Не будут чернеть от горя наши прекрасные женщины... Война – это смерть, саморазрушение человечества, это деградация и уничтожение человеческой матрицы на Земле. Это Не должно повториться!!!

Ирина Цыпина: 

(страницы из повести)

musicstrok 

21 ИЮНЯ. ВЫПУСКНОЙ БАЛ.

Загадочная «Рио Рита»... Туфельки на первых в жизни высоких каблуках уверенно скользят в такт по зеркальному паркету... Губы застенчиво тянутся к губам...  Танго и первая любовь на выпускном: “Ах! Эти черные глаза меня пленили. Их позабыть нигде нельзя - они горят передо мной...”. Мальчики впервые надели пиджаки, повязали модные галстуки и стесняясь своей взрослой одежды, на виду у родителей и учителей, небрежно курят в школьном дворе свои первые в жизни папиросы. "Казбек" или "Северная пальмира”, кто вспомнит теперь? Они стали взрослыми. Девочки, как невесты, кружатся в белых праздничных платьях. А какой милой, повзрослевшей стала Машенька! С копной медных непослушных волос и загадочным медовым взглядом. В кремовом крепдешиновом платье она казалась королевой вечера. А как она танцевала! Было так легко на душе в этот июньский летний вечер. Но...

Как приговор, для всех и для каждого, кто жил в этот день и час в 41-м - “Завтра была война”.

lubovrot

Об этом еще никто не знал. Не знал, гроза всех пацанов, Валера Мельник, что очень скоро станет связным у партизан. И будет схвачен немецким патрулём в квартире одноклассницы и повешен на городской площади, где всегда назначали свидания мальчишки и девчонки довоенных лет. Не знала молоденькая учительница немецкого Ниночка, что будет работать в оккупации переводчицей у немцев, а потом будет расстреляна в 44-м, как предатель Родины. Не знал солидный, пожилой завуч школы Николай Николаевич, что станет заместителем бургомистра города и потеряется в потоке изменников на чужбине. И даже любимец школы, молодой красавец военрук Виктор Морозов, ничего не знал о предстоящей войне. Это было скорее совпадение, чем предвидение. Но он, вдруг, неожиданно взял слово и обратился к выпускникам: “ Вам придётся воевать. Дорогие мои мальчики и девочки, берегите себя на этой войне... Вернитесь живыми. Война будет страшной....”. На мгновение наступила пугающая тишина. Виктор Морозов тогда не знал, что погибнет в неравном бою в декабре 41-го, в день своего 30-летия.

В тот последний мирный вечер еще все были вместе. Еще все были живы. 

 voina r

Уже через несколько дней фашисты бомбили город. Первые погибшие, первые раненые, первые беженцы.... Призывные пункты, проводы на фронт.... И слёзы, слёзы, слёзы. Маша с комсомольцами города каждый день “ездила на окопы”. Окопы рыли лопатами вручную. В конце дня ладони были стёрты до открытых ран, но надо было успеть. Никто не жаловался. С окопов возвращались домой поздно вечером. Черные от усталости, в пыли и земле, еле стояли на ногах. Но утром ровно в шесть отходил дачный поезд и они, опять и опять, выезжали в окрестные районы, помогая солдатам строить укрепления.

Осознать новую реальность войны каждому пришлось в одиночку. Так встречают неожиданный ураган, смерч, тайфун, землетрясение.Через свою боль, свою, вскипающую от ненависти, кровь... Свои, рвущиеся от страданий нервы. Это, как “боевое крещение”, после которого ты уже другой, не тот, которым был раньше. Миг страшного осознания крушения пришёл и к Маше на безымянной станции, совсем недалеко от родного дома.

Немцы были уже совсем близко. Где-то рядом глухо разрывались снаряды. На привокзальной площади маленького полустанка толпился народ. Все нервно ждали пригородного поезда, чтобы скорее уехать в город.

Темнело. Возвращаясь с “окопов”, Маша даже не заметила, как отбилась от своих ребят и оказалась одна в душной толпе чужих, растерянных людей. Пахло потом, пьяным перегаром и бедой. Надо было срочно сообщить родителям, что с ней всё в порядке, но как? Телефонных будок поблизости не было. Ничего не оставалось, как просто - ждать. Она прислонилась к какому-то покосившемуся строению и погрузилась в тяжёлый полусон. Рядом молодая женщина, почти девочка, кормила ребёнка грудью. Ребёнок, захлёбываясь кричал. Наверное, у матери не было молока. Она только всхлипывала и повторяла: “Дытыночка моя, цветочек мий ....”. Она причитала на той причудливой смеси русского и украинского, характерной для сельских жителей пригорода. Голос её был певучий, нежный, как родниковая вода.

voina9 r  

Вдруг раздался пронзительный женский крик: “Летят! Они летят! Ложитесь!” Крик становился всё громче и истеричнее. Маша инстинктивно закрыла лицо руками. Она уже точно знала, что это немецкие “юнкерсы”, оснащенные пулемётами. Послышалось сперва еле уловимое гудение, высоко – высоко в воздухе, но через несколько минут звук стал нарастать, превращаясь в яростный рёв, заполняя собой всё пространство и отбирая у людей на мгновение рассудок и волю. На этой пыльной привокзальной площади спрятаться было невозможно. Люди лежали на булыжниках мостовой, в траве и в грязи, почему-то лицом вниз; все напряженно ждали.... Ждали и молили судьбу о спасении.

“Я не хочу умирать вместе с этими незнакомыми людьми... Боже, выведи меня из этого ада! Ведь я еще не жила,“- беззвучно шептала Маша и тонкая страдальческая морщинка впервые перечеркнула её по-детски выпуклый лоб. “Юнкерсы” летели совсем низко. Казалось, что можно рассмотреть даже лица немецких лётчиков и спросить : “За Что??? ”. За что они с воздуха расстреливают этих мирных, усталых, безоружных людей? Кто дал им право на эту ЖЕСТОКОСТЬ?

Маше показалось, что прошла целая вечность, пока стук несмолкающих пулемётных очередей внезапно оборвался. “Юнкерсы”, прострочив последние очереди, улетели в неизвестном направлении. Установилась страшная, пугающая тишина и только истошный детский крик не хотел принимать эту незнакомую войну. Сидящая возле Маши женщина в странной, неудобной позе неподвижно склонилась набок. Из правого уголка рта текла тонкой струйкой кровь - на ребёнка, на белую кофточку, на загорелую шею...

Постепенно напряжение стало спадать. Жизнь медленно возвращалась. Раненые кричали и звали на помощь. Рыдали женщины. Убитые еще хранили мимику последних мгновений и казались живыми. По какому-то непонятному сценарию на этой пыльной площади пересеклись судьбы мёртвых и живых.

Машу бил озноб. В грязном, душном вагоне впервые в её жизнь вошла Война. Потом были и еще не раз - бомбёжки и обстрелы, опасность, глядящая мутным, смертным взором прямо в глаза, тревога и боль. Но тогда, на той безымянной станции Маша поняла всю предрешенность и абсурдность человеческого бытия, хрупкость и ненадёжность каждой жизни, каждого дня, каждого мгновения.

voina10 r

25-го октября 1941 года город сдали немцам. Под утро пошёл мелкий, холодный дождь. Он продолжался весь день и следующую ночь. Природа оплакивала каждый дом, каждую улицу, каждый переулок. Ветер разносил запах гари и пепла. Окраины города полыхали пожаром. И что удивительно – нигде не было людей. Все замерло. Чёрный город мгновенно превратился в город – призрак. 

Накануне, последним эшелоном, идущим на Восток, Сергеевы покидали город. Константин был срочно призван в полк народного ополчения, в инженерные войска. Задачей их подразделения была организация обороны. Сонечка и Маша были рядом, как вольнонаёмные. Несколько суток их отряд вёл сапёрные работы, минировал подступы к городу, взрывал мосты и другие стратегические объекты. На Холодной горе, самой дальней окраине города, их обстреливали свои. Снайперы, притаившиеся на крышах собственных домов. И это потрясло!!! Значит, кто-то ждал немцев? Как могло произойти невозможное? Кто эти нелюди, которые остались служить врагу в поверженном и распятом городе? “Окраина, тесно связанная с деревенской глубинкой, еще не забыла Голодомор... Неужели они мстят? Но кому?”, Константин мучительно искал ответ, но ответа не было. Как нет его и сегодня, через столько лет. Код предательства, наверное, следует искать в самой сути, но к этому даже историки еще не готовы.

А тогда в осеннем тумане ополченцы шли колонной на Восток. Шли, молча, пешком, долгие километры, от перенапряжения даже не чувствуя усталости. За ними горел в огне их любимый город, их прежняя жизнь. А они даже не знали, что будет с ними завтра, с их близкими, со всем, что создано ими, что любимо и дорого. Вернутся ли когда-нибудь еще в эти до боли родные места? 

Сергеевым за годы войны предстояло вынести на своих плечах так много бед и лишений, что даже сегодня не хочется мысленно к этому возвращаться. Да и не было, наверное, семьи, которой бы не коснулась война. Свой дом они оставили в суете, без лишних сборов и прощаний. На хозяйстве остались – домработница Лида и любимая овчарка Константина Рекс; им некуда было бежать. Никаких ценностей у Сергеевых не было. Еще вчера они с лёгкостью тратили свои скромные деньги, не успев даже подумать о “чёрном дне”. Экономическая составляющая напрочь отсутствовала в их семье. Но чёрный день настал. Белый рояль виновато прощался с ними, беззвучно рыдая чёрно-белыми клавишами. Он тоже оставался, не зная, что будет с ним в захваченном врагами городе, без любимых Сонечкиных романсов, без её гибких, всё-понимающих пальцев, без вечерних чаепитий с гостями.

voina5 r

В вещмешки положили только самое необходимое – документы, несколько семейных фотографий, бельё, тёплые вещи и невесомое Сонечкино новое шифоновое платье (память о лучшем). А еще - духи “Красный мак”, как символ довоенной жизни. Пряный, опиумный запах духов еще долго волновал воображение, ведь в нём растворилась та, вчерашняя, призрачная и уже навсегда потерянная жизнь.

Судьба белого «Бехштейна» оказалась печальной. В оккупации в доме Сергеевых жили немецкие офицеры. Белый рояль под пьяные, чужие голоса играл теперь бравурные марши, типа "Хорст-Вессель" или "Баденвайлер" . Он даже вспомнил немецкую речь, но и это не успокоило его. В звучании рояля появился надлом. Он вдруг потерял свой чарующий звук, он захрипел, как простуженный пожилой актёр, который завтра уйдёт навсегда со сцены. И вскоре он ушёл из дома Сергеевых. Навсегда.

Через два страшных года оккупации под натиском советской армии немцы срочно бежали, увозя с собой награбленное из разрушенного города. Даже странно, что в огне войны, в спешке и панике, отступая и предвидя поражение, практичные немцы думали об обогащении. Белый «Бехштейн» немецкие солдаты погрузили на грузовик, аккуратно накрыли довоенными газетами и увезли в никуда. Так из дома Сергеевых ушла навсегда музыка.

Сергеевы вернулись в родной город постаревшими и больными в конце войны. Маша еще была на фронте. Их встречал пустой, полуразрушенный дом, где гулял холодный ветер. Жизнь давно ушла через разбитые окна, покосившиеся двери, зияющие щели в перекрытиях. Предстоял долгий путь к себе... Путь воссоздания того, что забрала, перечеркнула война, так безжалостно и жестоко. Но можно ли реставрировать ушедшее Время?

jem.rot

За годы войны Сонечка из прелестной, стильной дамы превратилась в пожилую, невзрачную женщину с потухшим взглядом. Она почернела от непосильной работы. Поседели волосы. Из-за контузии пропал слух.

В момент возвращения у них не было НИЧЕГО, даже самого необходимого. О, как могли помочь в тяжелые дни те, проданные давным-давно, фамильные украшения. Когда под Воронежем раненый Константин едва не умер в холодном коридоре госпиталя... Когда так нужны были лекарства, которых не было.... Когда потом, в эвакуации, остались без крова... Когда голодали до галлюцинаций, а в это время на рынке эвакуированные снимали с себя колечки, серьги, часы и меняли на стакан сметаны... Когда часами стояли в очередях, получая по талонам скудный, черствый паёк... Когда ежедневно приходилось добираться до работы пешком, преодолевая километры по песку, через пустынные холмы и арыки, под палящим, беспощадным солнцем... Когда вернулись на пепелище....

Но они выдержали! Они смогли! Они остались живы.

А еще, Сонечка и Константин часто вспоминали, как ни странно: сверкающий лаком, белый довоенный рояль, который так празднично звучал когда-то в их доме. Но ВСЁ уже было в прошлом : и два изумительных обручальных кольца с бриллиантовой россыпью, и сверкающее жемчужное колье, и даже роскошный «Бехштейн» .

Ирина Цыпина

(Фотографии взяты из Архива Игоря Найды)

 

Читайте "Повесть об исчезнувшем Времени" Ирины Цыпиной:

http://labirint25.com/stranitsy-lyubvi/127-povest-ob-ischeznyvshem-vremeni

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

     Соглашение           Контакты           Инструкция пользователя

© Project «Labirint25.com» Литературный журнал Авторский Проект И.Цыпиной