Войти

 


01//

Литературный

Лабиринт

 


02//

Психология Поступков

Life Коучинг


03//

Анатомия Чувств

 


04//

Модный бульвар

Fashion & Style


05//

Парад планет

О сакральном 


06// 

Comments

 


 

 

В Лабиринте Страхов - самое главное Не оступиться... А подняться над собой. И вовремя улыбнуться.

... Страхи Страшно летать в самолетах. Страшнее – не летать во сне.

Популярные статьи

liliya-brick“Никто не является более желанным или более опасным, чем женщина с секретом.....” Загадочная, непонятная, манящая... Муза Маяковского. Возлюбленная...
antologiya-epoxi-slychainie-svyaziЯ давно хотела найти это стихотворение Е.Евтушенко. Именно сегодня, совершенно случайно, я его встретила... Это стихотворение поэт назвал самым удачным...
nash-konkyrs  Литературный Конкурс: “ Short - Short Story” Произведения малой прозаической формы Дорогие читатели, знакомим вас с нашими новыми авторами –...

Дорогие читатели, продолжаем знакомить вас с новыми произведениями наших конкурсантов. Надеемся, вам понравятся их сюжеты и вы поддержите всех участников Литературного конкурса -“ Short - Short Story”. Пишите, комментируйте.... Ваше мнение – решающее в выборе победителя!

Жанна Володина:

ОПЯТЬ ПРИЛЕТЕЛИ...

- Уже в названии картины содержится отношение художника к природе, - мягкий голос Анны Сергеевны grachiубаюкивал Сашку, как и едва приглушенный гул голосов в классе.

- Здесь всё обжито и согрето сердечным теплом, - на полтона выше общего шума продолжала учительница. – Знакомая всем с детства, эта картина представляет собой один из лучших русских пейзажей… Туманов! Повторите, что я сказала.

В классе стало тихо, и тишина эта разбудила Сашку, по-настоящему заснувшего еще на «обжито и согрето». Пока он соображал, что именно из услышанного может внятно повторить, на выручку, как и всегда, пришел Артем.

- Анна Сергеевна! Я считаю, что это чистой воды речевой шаблон. Что значит знакомая всем с детства? – одновременно поднимая руку и вставая, спросил он. – В моем детстве таких пейзажей нет. Я в принципе и грача-то живого никогда не видел.

- И я не видел.

- И я.

- Я вообще кроме воробьев, ворон и голубей никого не вижу.

Восьмиклассники заговорили разом, радуясь возможности отвлечься от еженедельных лекций по истории русской живописи и быстрее дождаться звонка с урока.

- Ну как же, ребята? Простота, безыскусность. Посмотрите! – Анна Сергеевна, как обычно, разволновалась и заторопилась, не понимая, что каждый раз сама провоцирует «уход в сторону». – Весна ранняя, березки голые, пруд, церковь, проталины, уже потемневшие поля. Посмотрите! Всё так просто и так знакомо.

- Кому знакомо? – не унимался Артем. – Вот Ольга Викторовна говорит, что за каждой фразой должен быть конкретный смысл. И если я в сочинении напишу, что мне это всё знакомо, то она стопудово обведет да еще знак вопроса поставит.

- Ольга Викторовна? – «рисовальщица» всегда терялась, когда аргументом в споре становилось мнение учителя литературы, самого авторитетного педагога школы. – Хорошо, тогда, может быть, вас Левитан убедит? В общем-то, это его слова о картине Саврасова: «Какая простота! Но за этой простотой вы чувствуете мягкую, хорошую душу художника».

- Левитан? Левитан убедит, - вдруг согласился Артем, подмигивая Сашке и садясь на место.

- А вы, Туманов, что думаете по этому поводу? – спросила Анна Сергеевна. Это было неожиданно и потому, что она, мягкая и спокойная учительница по «несерьезному предмету», никогда не продолжала спор и всегда сдавалась, и потому, что ждать какого-то собственного мнения от Сашки было, по меньшей мере, странно. Анна Сергеевна не могла не знать, что за восемь лет школьного существования никто этого мнения ни разу и не слышал.

Сашка исполнил обычный ритуал: он медленно встал, потом размеренно вздохнул, посмотрел на Анну Сергеевну кротким взглядом, вложив в него растерянность и смущение, и неуверенно пожал одним плечом.

- Ну что же вы, Александр? – не отступила Анна Сергеевна, тем самым добившись редкой для ее уроков абсолютной тишины. – Впервые картину показали в Москве в 1871 году на выставке Общества любителей художеств, и Крамской… Кстати, Туманов, вы знаете, кто такой Крамской?

Интонация учительницы не оставляла сомнения в твердой уверенности, что Сашка не может знать, кто это.

- Иван Крамской – выдающийся художник девятнадцатого века, второй половины, - снова пришел на выручку Артем.

- Так вот, - не обращая внимания на Артема, продолжала Анна Сергеевна. – Крамской в одном из писем писал, что на выставке есть картины и с природой, и с воздухом, и с деревьями, но душа есть только в «Грачах». Понимаете, Александр?

Сашка еще раз пожал плечом и для верности сменил растерянность и смущение во взгляде на запоздалое прозрение.

- Да-да! Именно! – попалась на его уловку Анна Сергеевна. – Великолепно, не правда ли? Вообще история написания этой картины почти загадка. Вы знали?

Несмотря на то, что учительница обращалась исключительно к Сашке, ребята зашумели.

- Нет. Не знаем. Расскажите.

- Рассказать? – переспросила Анна Сергеевна у Сашки. – Вам будет интересно?

Сашка, никогда более пяти минут не интересовавший ни одного учителя, сделал вид, что напряженно думает над предложением. Устав стоять, он перенес опору тела с правой ноги на левую и кивнул, побаловав всех кривой улыбкой в качестве бонуса.

- Вот. Ему интересно! – торжественно сказала Анна Сергеевна. – Этюды к картине «Грачи прилетели» Саврасов писал в деревне Молвитино весь март 1871 года. Наступление весны – его любимая тема. Создал множество этюдов, но в основу картины лег только один. Так пишут искусствоведы.

Сашка еще раз кивнул, мол, конечно, искусствоведы - они на то и искусствоведы.

- А дальше самое интересное! – воодушевление Анны Сергеевны совершенно поразило ребят, за год привыкших к спокойной и абсолютно неэмоциональной учительнице. - Биограф художника утверждал, что картина написана за один день, в одном творческом порыве прямо с натуры. А вот советский художник Грабарь отрицал и то, и это!

Анна Сергеевна торжественно замолчала и подняла вверх указательный палец.

- Грабарь настаивал на том, что картина, как и этюды к ней, созданы Саврасовым по памяти и уже в Москве.

- В чем разница? - спросил Артем, вставая с поднятой рукой. – Разве это как-то меняет впечатление о картине?

- О картине, наверное, нет, - согласилась Анна Сергеевна. – Меняет о художнике. «Грачи» действительно произвели фурор на выставке. Пейзажей на ней было много, а говорили по всей Москве только о Саврасове. Ну как вы не понимаете? Чудо. Простое и великое чудо. Пробуждение природы от зимнего сна. Неизбежное, такое знакомое, такое привычное. Но ведь каждый раз это чудо. Понимаете?

- Понимаем. Чудо. Прилетели грачи, значит, весна началась, - сказал до сих пор стоящий у парты Сашка.

- Семь слов! Да вы болтун, молодой человек! – неожиданно для всех и для самой себя впервые за все время, что ребята ее знали, пошутила Анна Сергеевна.

Первым захохотал Артем, за ним рассмеялись остальные. Анна Сергеевна присоединилась к классу, прыснув в прижатые ко рту ладони.

Братья Тумановы шли к остановке пригородного автобуса. Артем без умолку говорил, жестикулируя и время от времени останавливаясь, чтобы привлечь внимание молчавшего брата Сашки.

- Час времени, выброшенный из жизни! (Сашка кивнул). Вот скажи, зачем нам в физико-математическом классе час на историю искусств? (Сашка пожал плечом). Добавили бы час на олимпиадные задачи по физике. (Сашка кивнул для верности два раза подряд). Март на дворе, времени до экзаменов в обрез. (Сашка, стараясь не обидеть брата, вложил в свой взгляд беспокойство). Саврасов, Крамской. Кому это надо? (Сашка отрицательно покачал головой). А я о чем? Конечно, Анна припадочная немного, как все художники. (Сашка пожал плечом).

На остановке стояли молча, жмурясь от яркого солнца и одновременно поеживаясь от прохладного ветра, который дул как-то несерьезно, порывами, разгоняя на поверхности огромных грязных луж мелкую рябь. Остановке была обозначена только столбиком с синей табличкой расписания движения автобусов. Не было ни скамьи, ни навеса. С одной стороны дороги был город, с другой огромные поля недавно вспаханной земли.

- Грачи, - сказал Сашка.

Артем обернулся и посмотрел на поле, по нему ходили крупные черные птицы с толстым клювом.

- Точно, грачи, - Артем усмехнулся. – Опять прилетели.

*****

Рассказы  Жанны Володиной можно прочитать на следующих страницах нашего журнала:

http://labirint25.com/stranitsy-lyubvi/147-konkyrs-shkolniy-roman

http://labirint25.com/stranitsy-lyubvi/128-nash-konkyrs

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

     Соглашение           Контакты           Инструкция пользователя

© Project «Labirint25.com» Литературный журнал Авторский Проект И.Цыпиной