Войти

 


01//

Литературный

Лабиринт

 


02//

Психология Поступков

Life Коучинг


03//

Анатомия Чувств

 


04//

Модный бульвар

Fashion & Style


05//

Парад планет

О сакральном 


06// 

Comments

 


 

 

Прощайте, пани Моника... Прощай, эпоха наивных и прекрасных фильмов, очаровательных, умных женщин, восторженных и благодарных зрителей.... Прощайте, загадочная, мудрая, талантливая и безумно обаятельная, Ольга Александровна Аросева. Вы будете всегда  жить на экранах и в воспоминаниях, вызывать восторг и восхищение у всех нас, кто так ценил Ваш талант и преданность самой загадочной и возвышенной профессии на Земле.

... Всенародно любимая актриса скончалась на 88-м году жизни. Главным своим призванием она считала сцену и святое служение Театру. Она была увлекающейся и азартной, любила и умела...

Популярные статьи

mistika-tvorchestva-master"В моих руках отсутствуют цветы,Я не несу сигнала в переулке...Совсем одна иду через мосты -Ничто не может помешать прогулке..." Самый мистический и...
posledniy-pyt-tsarya-chast-1Музей Израиля в Иерусалиме открыл сенсационную выставку - "Ирод Великий: Последний путь царя ". Впервые в мире ученые, историки, археологи попытались...
film-poznerДорогие друзья! Владимир Владимирович Познер снимает в Израиле свой новый фильм "Еврейское счастье". Израильские журналисты , конечно, не упустили...

Чтобы помнили....

 

Представьте сюрреалистический киносюжет: «...старый трамвай без водителя и вагоновожатых скользит по несуществующим рельсам в Никуда… В одном единственном вагоне ― всего одна пассажирка, молодая прекрасная женщина с отрешенным непонимающим взглядом огромных зеленых глаз, четко подведенных по моде тех лет в стиле а-ля-Нифертити. Капризный рот, манерная ассиметрия лица, так характерная для начала прошлого века; скорбно опущенные уголки губ выдают приближающуюся Беду…

Высокие скулы и смертельная бледность лица, взбитые каштановые кудри. На очень высокой мраморной шее черная бархотка с перламутровой бледно-розовой камеей. В тонких нервных пальцах зажат букет из уже ненужных, засохших чайных роз.

veraКуда Ее мчит этот синий ненастоящий вагон?

И почему она, Прекрасная Незнакомка, «дыша духами и туманами» глядит сквозь заплаканное летним дождем стекло и бездействует? Еще есть несколько минут, чтобы спрыгнуть с подножки трамвая. Убежать от всего, что ждет ее Там, за поворотом...»

 

Еще можно остановить вагон, нажав на стоп-кран.

Еще можно переиграть сценарий.

Еще можно не умереть от «испанки».

Еще можно все изменить…

Но она летит в Никуда, чтобы уйти такой юной и безумно известной, оставив после себя шлейф Тайн, море легенд, тысячи обезумевших поклонников, бедных крошек дочерей и свет Божественного свечения ЗВЕЗДЫ, навсегда…

В этом черно-белом фильме так много условного и недоговоренного... Сценарий в акварельной дымке Серебряного Века завораживает своей Тайной, без которой и нет чуда настоящего кино. Помните у Алексанра Вертинского: «Ваши пальцы пахнут ладаном…»? Это про неё. Вся изломанная и непонятная, легко отдавшая талант, молодость, красоту, веру, просто так, полуиграя. Женщина ― девочка, ребенок, играющий в настоящую жизнь, но не понимающий ее жестких законов; вся из противоречий, капризов и манер. Вы вспомнили? Ее невозможно забыть!

Раскрутим годы назад, как пленку старого фильма, и улыбнемся Ей, Актрисе, восторженно и благодарно за то, что донесла до нас вместе с полуистлевшей киноплёнкой  аромат той исчезнувшей Эпохи, где было все не так, как сейчас. Где были утонченные аристократичные женщины, которых любили другие мужчины в салонах заполненных другим Временем и другими словами, где пела Вяльцева, где пьянели от «ананасов в шампанском» и сонетов Игоря Северянина, где рукоплескали молодому Александру Вертинскому и гимназистка с огромным бантом в прекрасных белокурых локонах еще не стала знаменитостью русского Парижа, поэтессой Ириной Одоевцевой; где царственная Анна Ахматова, сошедшая с рисунков А.Тышлера, сквозь гордый прищуренный взгляд читала свою судьбу по пульсу своих стихов. Но в бледных туманных зеркалах уже проступали блики предстоящей Беды...

Жрица немого Кино. Неразгаданный призрак Веры Холодной до сих пор волнует и завораживает....

Она словно воплощала собой рифмы поэзии русского «серебряного века», её неземной образ напоминал Прекрасных Незнакомок, Таинственные Полумаски, Коломбин Блока, Северянина, Гумилёва.

Она стала символом того странного времени, когда царская армия терпела поражения в мировой войне, когда гимназистки переписывали стихи о куртизанках и пили уксус для худобы и бледности. Когда экзальтированные барышни капали в глаза атропин для расширения зрачков, кутались в пестрые шали и принимали гостей, полулежа на кушетках, с папиросой в длинном мундштуке. Это называлось «стиль Сафо», когда на фоне патриотических вакханалий империя билась в предсмертных судорогах, а молодежь нюхала кокаин, который носила в пудреницах и портсигарах, и погружалась в иллюзорный мир, где нет жандармов, виселиц и неотвратимой революции...

vera1И пусть говорят, что фильмы Веры Холодной однотипны, но сама она, женщина с прекрасными колдовскими очами и лицом, какие встречаются лишь на старинных фресках, вкладывала в них всю себя, зачаровывая зрителей – и заставляя их выносить двери кинотеатров. Ради того, чтобы посмотреть на нее, люди выстраивались в колоссальные очереди. Подобного молодое кино в России еще не знало. В Харькове, например, во время столпотворения в кинотеатре "Ампир" были разбиты все окна, двери сорваны с петель, а для того, чтобы утихомирить толпу, штурмовавшую зал, был вызван отряд конных драгун. И подобный ажиотаж творился по всей стране. Благодаря Вере Холодной люди неожиданно распробовали странный наркотик под названием "кино". За умеренную плату эта актриса уводила за собой в мир грез, и люди жаждали повторения "аттракциона" снова и снова. Её красота с первого взгляда поражала всех – и мужчин, и женщин. Она была не просто красива, в ней было огромное обаяние, которое кинокамера только усиливала. Она была потрясающе киногенична, а на фотографиях получалась ещё лучше. Особенно привлекали внимание ее огромные, с поволокой, серые глаза. Эти глаза буквально гипнотизировали зрителей…

Для того, чтобы выглядеть роскошно, недостаточно только денег — нужен вкус. И на этом фоне скромная жена московского юриста становится законодательницей мод. Оказалось, Вера Холодная обладает утонченным и оригинальным вкусом. Она сама придумывает себе модели платьев, подбирает ткани и отделку, сама украшает шляпки. Открытки с ее изображениями в различных нарядах выпускаются огромными тиражами, служа женщинам по всей стране своеобразным заменителем модных журналов. Её фантазия проявлялась даже в выборе духов: она прямо на коже смешивала два аромата «Роз Ханмино» и «Кеши» Аткинсона – и получался только ей присущий нежный горьковато-сладкий запах. Вера Холодная снималась всего три года. Из ее более чем пятидесяти фильмов сохранились только пять. Она снимается с Мозжухиным и Максимовым, Полонским и Руничем, Худолеевым и Чардыниным — самыми известными, самыми талантливыми актерами того времени. Ее помнят до сих пор, потому что больше таких не было. Не было – чтобы и умна, и красива, и чиста, и талантлива, и счастлива, и всеми любима... Если такие рождаются, о них помнят долго. Как о ней.

*****

 Александр Вертинский впервые появился в доме Холодных осенью 1915 года. Шла Первая Мировая война. vertinskiМуж Холодной находился на линии фронта. И вот, как-то раз в дверь ее московской квартиры постучали. На пороге стоял длинный, худой, нескладный незнакомец — шея длинная, тонкая; ноги в обмотках, гимнастерка в пятнах. Он вернулся с войны, где служил братом милосердия в передвижном госпитале, и привез Вере письмо с фронта, от мужа. Он отдал ей долгожданное письмо и ушел. До следующего дня. А назавтра снова возник на пороге. И стал приходить в гости каждый день. Он проходил в дом, садился и молчал. И так сидеть он мог часами, созерцая то несбывшееся, что «могло бы», да так и не стало….

Позже уже, когда известность Вертинского стала набирать обороты, они часто выступали вдвоем. И не случайно самым знаменитым совместным номером в исполнении Холодной и Вертинского было… танго. Танго, бьющее по нервам своей невысказанностью, чарующее легким флером невозможности, приправленное горечью «никогда». Этот танец многие называли «тоской по несбывшемуся». Но взаимная нежность нашла своё отражение и в тех номерах, которые они исполняли совместно, и в романсах, посвящённых Вертинским актрисе… Это ей он посвятил -  «Маленький креольчик», «Лиловый негр», «Ваши пальцы пахнут ладаном…», «В этом городе шумном…» "За кулисами", "Попугай Флобер" и еще, и еще.... 

Они так никогда  не смогли быть вместе. С Вертинским, как и со всеми ее поклонниками, Веру Холодную связывал не роман, а гораздо больше - волнующая возможность романа и любви...

У Вертинского появляется костюм печального Пьеро. От страха перед публикой, боясь своего лица, Вертинский делает условный грим: свинцовые белила, тушь, ярко-красный рот, и в таинственном «лунном» полумраке жеманно исполняет песенки, посвященные Вере Холодной:

"Где Вы теперь? Кто Вам целует пальцы?....."

*****

"Ваши пальцы пахнут ладаном...."

Эти строки Александр Вертинский посвятил тоже Вере Холодной, женщине, в которую он был безнадежно влюблен. Они оказались пророческими. Многие считают, что это посвящение было посмертным. Но это не так.

 vera left1Вот, что писал сам Александр Вертинский:

"Я многие свои новые песни посвящал ей. Как-то, помню, принес ей показать свою последнюю вещь, называлась она "Ваши пальцы пахнут ладаном". Я уже отдавал ее издателю в печать и, как всегда, посвятил Холодной. Когда я прочел ей текст песни, она замахала на меня руками:

- Что вы сделали! Не надо! Не надо! Не хочу! Чтобы я лежала в гробу! Ни за что! Она страшно разволновалась:

- Это смерть! Снимите сейчас же посвящение!

Помню, я немножко даже обиделся. Вещь была довольно удачная, на мой взгляд, и меня удивило ее предубеждение и оскорбило до какой-то степени. Я снял посвящение. Потом, через несколько лет, когда я пел в Ростове-на-Дону, как-то в номер гостиницы, где я остановился, подали телеграмму из Одессы: "Умерла Вера Холодная"...

Рукописи моих романсов лежали передо мной на столе. Издатель сидел напротив меня, я вынул "Ваши пальцы пахнут ладаном" из этой пачки, перечел текст и надписал: "Королеве экрана - Вере Холодной".

Это был реквием их несостоявшейся любви, который Вертинский исполнял всю жизнь. Его услышали на трех континентах - им восхищались Шаляпин и Качалов, великие князья и принц Уэльский. Он пел о героине из сказки — Вере Холодной - «изысканной, изящной и простой». И незабвенной.

*****

Ирина Цыпина по открытым материалам интернета:

http://www.nesenenko.narod.ru/INPROZ/tsipina.pdf   ("Визави")

http://www.liveinternet.ru/users/2496320/post314565228/

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

     Соглашение           Контакты           Инструкция пользователя

© Project «Labirint25.com» Литературный журнал Авторский Проект И.Цыпиной