Войти

 


01//

Литературный

Лабиринт

 


02//

Психология Поступков

Life Коучинг


03//

Анатомия Чувств

 


04//

Модный бульвар

Fashion & Style


05//

Парад планет

О сакральном 


06// 

Comments

 


 

 

  

  

IMG 0048

Всё застыло и растворилось в Вечности. И тайны, и страсти, и чья-то любовь.... И недоговоренность, и надежда... За закрытыми плотно дверями чья-то жизнь непонятная мне. Мне хорошо и спокойно под нежным солнцем Эльзаса. Я не войду в эти плотно закрытые двери и не прочту историю чужих имён.... Я – случайный прохожий на пустынной улице в середине дня в центре Европы.

...

Популярные статьи

mistika-tvorchestva-master"В моих руках отсутствуют цветы,Я не несу сигнала в переулке...Совсем одна иду через мосты -Ничто не может помешать прогулке..." Самый мистический и...
film-poznerДорогие друзья! Владимир Владимирович Познер снимает в Израиле свой новый фильм "Еврейское счастье". Израильские журналисты , конечно, не упустили...
posledniy-pyt-tsarya-chast-1Музей Израиля в Иерусалиме открыл сенсационную выставку - "Ирод Великий: Последний путь царя ". Впервые в мире ученые, историки, археологи попытались...

Дорогие друзья! Вот мы и дождались! Новый фильм Никиты Михалкова - на наших экранах. Фильм на очень сложную и неоднозначную Тему – фильм о России. Той, которой уже нет... И кто виноват в том, ЧТО мы её потеряли? Перед Вами два полярных взгляда, два мнения, две рецензии.... Подключайтесь к нашему общему разговору, ведь истина где-то рядом.

*****

Наталия Осипова

yd 20А шарфик вернулся, а он - голубой (Про "Солнечный удар)

После "Цитадели" я шла с опаской - а ну как опять тут будет солнечная вампука, окопный карнавал? Слава богу, все сложилось. Никита Михалков снял русское американское кино. Это большое зрительское кино, не артхаус, не экспериментальное зажимание фиги в фестивальном кармане, но большое красочное полотно о той России, которую мы по беспечности и недосмотру потеряли. Кино, надо сказать, абсолютно идеологическое. Поэтому и "американское". Средствами кинематографа НС доказывает тезисы: 1) у нас была прекрасная Россия. Величия там нет, там есть страна для жизни, для любви. Так сделано, чтобы больнее показать потерю и переход в смерть. Отсюда выбор антитезы к "Окаянным дням" - "Солнечный удар". Мрак - свет, смерть - жизнь, убийство - оргазм, Дарвин - Бог. И так далее. Там весь образный ряд раскладывается на "хорошо" и "плохо". Фильм очень публицистичен. 2) Прекрасная Россия пропустила тот момент, когда нужно было поймать юных дарвинистов и снова отвести их в церковь. Россия забыла Бога. Элита безответственно смотрела на то, как постепенно разрушают Россию революционеры. Иисусиками хотели быть, не хотели руки марать. А вас революционеры не пожалели. Русская литература своим левацким пафосом разрушила все, что могла, все подвергла сомнению, разъяла, обсмеяла, уничтожила. Вот теперь и Вам - писатель Тригорин, возьмите автограф. 3) Во власть пришли люди чужие и глубоко чуждые России, чье зверство - почти физическая аномалия, "характер такой", истерики, дураки, мстители. И некоторое количество обманутых революцией искателей истины, чей Бог подвергся эрозии от пропаганды безбожия и Карла Маркса. Да и сгинул в итоге. 4) Россия утонула, буквально. Как прекрасная Атлантида, как Титаник. Там, кстати, есть аллюзии к "Титанику". Осталась только на фото и в фильмах Михалкова.

Так не профукайте то, что у вас осталось. Не правда ли, кажется, что вы читаете очередное письмо к Ксении Собчак? Да, в некотором смысле так и есть. Это - письмо к Собчак, но только убойной силы. Если в тексте Михалков не может доказать тезис, что от революционеров, циников, безбожников, космополитов-марксистов, смердяковых - всё зло, а приличный человек обязан злу противостоять, указывая на него, как на опасную разрушительную ересь, то в фильме он этот тезис доказывает. И встает белой грудью поручика на пути новой смуты.

Там много идеологических "семечек", из которых можно вывести многое - скажем, титр о том, что Россия потеряла на Юге 8 милллионов своих граждан накладывается на фото погибших белых офицеров, и, в общем, понятно, о ком тут душа болит. Не обо всех, скажем так.

Красных там несколько человек, буквально, они нужны для сюжета, но больше ни для чего - они не страдают, они - физиология без рефлексии, они - досада. Все, кроме Егория. За Егория - простого русского парня, объегоренного красными, несет ответственность главный герой, поручик, который пропустил тот момент, когда того можно было спасти, но поручик слишком был занят своей любовью и жизнью. Егорий, судя по всему, поговорить хотел и после победы, но главный герой опять его не узнал, опять был занят своей жизнью - все размышлял: как это случилось, почему? тут бы Егорий ему и сказал. А что поручик подумал, когда понял, что Егорий-то его и убил, нам не показывают. Михалкову приходится брать на себя роль ментора и волочить поручика к прозрению, обертывать страницей из дарвиновского "Происхождения видов" те самые часы, забытые 13 лет назад у Егория. Чтобы ты понял уже, наконец, почему так случилось. А потому что Бога нет и все позволено. Михалков это несколько раз повторяет, чтобы до всех дошло - тех, кто читал книжки и кто - нет.

И водит, водит шарфиком, как фокусник, перед глазами зрителя - был шарфик - раз! два! три! тридцать восемь! семьдесят два! восемьдесят девять! - стала страница из "обезьяньей" книжки, безбожная страна. В общем, это абсолютная дидактика, вроде "Списка Шиндлера" (быть фашистом - позор, Холокост - преступление) или "Титаник" (сам умирай, а товарища выручай, гордыня - грех). Но это фильм никак не портит.И даже дает ему какой-то дополнительной силы, он сделан немножко "с мороза". Но при том - и не с мороза. Там есть очень смешные моменты - я лично считаю, что Михалков тут ржет и иронизирует - например, почти непристойный (если писать об этом, на экране проще) кран, из которого... ээээ... капает после коитуса, и столь же непристойный сосок умывальника, из которого... ну да, аналогично. Я считаю, что в этом месте он передает привет "Цитадели". Там есть множество цитат и селфи-цитат (но с ними вы сами разберетесь, как раз тут кинокритики нужны). Что делает просмотр дополнительно милым. А, "Ласточка"! Да-да, ласточка. Заученная мною сегодня фраза на выставке в ГМИИ (для поддержания светского разговора со снобами сгодится) - "фламандцы - непревзойденные колористы" - как нельзя лучше подходит к работе НС в "Солнечном ударе". Россия рая, утраченной любви отрисована такими яркими, чистыми, нежными красками, которыми даже неприлично сейчас что-то рисовать. Такой Россия выглядит на фотографиях Прокудина-Горского. Сейчас так никто не делает, должно быть мрачненько и модненько, а НС рисует дословно, доцветно. Не жалеет ни солнца, ни неба, ни листвы, ни простора, ни белизны, ни жары - щедрой рукой льет. Он даже не заходит с камерой в церковь (на секунду буквально), представляете, потому что церковь даст сразу полумрак. А у него солнечный удар, золото и зелено на голубом. У него пароход белый-беленький плывет среди зеленых бархатных косогоров, мимо охристого шмата земли, похожего на отрезанный от свежей краюхи ломоть хлеба, по голубой с белым реке, потому что в ней отражается небо с облаками. И в небо с неба падает главный герой. Там даже горе - счастье. Небо с землей перепутано, потому что все равно, все едино, все - Родина. А утраченная родная земля - это земное небо. А поражение в Гражданской, приход красных представлен одним цветом - серо-черным. Все, жизнь кончилась, цвета кончились. У красных нет даже их красного цвета. Они - черные, серые, коричневые. Чуть посветлее только Егорий, но мы понимаем - почему, по старой памяти и потому, что Егорию все равно не жить долго. Такие, искренние, долго не живут. А вот Розалия будет жить долго. Вот насколько идеологичен и непримирим режиссер Михалков. Там есть еще важное рефреном - никто не примирился, никто не смирился. Да и нет там возможности примирения. Там две разные цивилизации - одна от Дарвина, другая - от Бога - и они даже не смогли друг с другом поговорить. Дарвиновская убила Божью и даже не перекрестилась. А на поминках поет Никита Михалков.

******

 

Виктор Мараховский

Какой народ им нужен ( К фильму Михалкова "Солнечный удар")

Уважаемые читатели! Взгляните в далёкий 1907 год через бинокль. Что вы видите? На первый взгляд — идиллию. Прямо и не скажешь, что в стране революция и ежедневно люди гибнут пачками. Лето, солнце, Волга, белый пароход, дамы в шляпках, юные поручики в мундирах, фокусник в салоне, церковь в заштатном городке, гостиницы, фотоателье, похожий на маленького Н.С. Михалкова толстый мальчик на причале. Но не всё так однозначно.

Люди функционируют недобросовестно. Так, юный поручик успешно гоняется по летнему пароходу за замужней дамой. Подручный фокусника сожрал сало вместо того, чтобы смазать им механизм, и тот механизм в ходе фокуса раздробил часы поручика. Батюшка попытался вымутить 10 рублей у поручика за мелкое таинство. Фотограф вымутил 10 рублей у поручика за мелкую услугу. Петербургский учитель безнаказанно преподаёт детям в городке теорию Дарвина. Прислуга в гостинице присвоила забытый шарф любовницы поручика. И только толстый мальчик хочет жить по-божески и всё докапывается до поручика, от Бога человек или от обезьяны. Но поручику не до мальчика, и начавшееся падение нравов заставит кроху в будущем под влиянием дарвинизма стать красным комиссаром. А затем погрузить поручика вместе с другими проигравшими Россию белыми офицерами на баржу и затопить её в Чёрном море.

…Предупреждаю: прикалываться над художественными приёмами режиссёра я не буду. Хотя, например, оживший и символично ускользающий газовый шарфик, за которым четверть часа гоняются по пароходу герои и который в итоге склоняет их к адюльтеру, определённо требует экзорцизма. Но, во-первых, приёмы «Удара» всё равно не дотягивают до незабываемого трэша «Предстояния» и «Цитадели». А во-вторых, о художественных особенностях будет чуть позже. А сейчас — об идеологии фильма. Если коротко, то она в следующем. Задача высшего сословия, его долг перед Россией — приглядывать за низшими сословиями. Подавать пример. Воспитывать в них такие добродетели, как трудолюбие, исполнительность на местах и богобоязненность. Вовремя давать отпор теории эволюции, пытающейся разрушить мир маленьких мальчиков. Давать по рукам зарвавшемуся персоналу, наконец. А если высшему сословию не до того, если оно занято только своими личными заботами и амбициями — то осиротевший без пригляда персонал, то есть народ, рано или поздно достанется тем, кому не всё равно. И если эти те, кому не всё равно, окажутся безбожниками, нерусскими и вдобавок военными преступниками — то вина за их кровавый террор ляжет отчасти и на беззаботное высшее сословие. Ибо оно, дворянство и офицерство, вовремя не уделяло стаффу строгого отеческого внимания — и в итоге Россию своими руками погубило. Вернее, проспало друг с другом и проглядело из пролётки. И если нынешняя российская элита не выучит уроков былого и не начнёт нас воспитывать — то мы все вместе опять Россию погубим. И некому в ней будет написать труд о том, как нанимать и увольнять прислугу.

…Эта концепция, уважаемые читатели, вызывает несколько замечаний применительно к реальности. Первое: в реальности Россия как не была идиллией в 1907-м, так и не погибла в 1917-м. После февральской катастрофы в России разгорелась кровавая гражданская война, унесшая миллионы жизней, но Россия сумела воссоздать государственность, отрастила себе новых управленцев и военных, победила в страшнейшей войне в истории и добилась выдающихся успехов в искусстве, науке и здравоохранении. Второе: в реальности управляющая прослойка не купила, не родила и не сделала на фабрике народ, чтобы его строго воспитывать. В обязанности армейского офицера, в биологии не разбирающегося, не входит борьба за детские души с теми, кто разбирается. Управляющая прослойка — не держатель контрольного пакета истины и не царственное священство, а всего-навсего часть народа, профессионально призванная исполнять назначенные ей профессиональные обязанности. Офицеры поэтому призваны защищать Родину, полицейские — пресекать правонарушения, МЧС-ники и врачи спасать людей, священники — нести добро и мораль, учителя биологии — преподавать теорию эволюции, а кинорежиссёры — снимать фильмы о вечном и о важном, на которые пойдут миллионы соотечественников. А присваивать себе особые мистические свойства, предавать анафеме и причащать дворню — не дело военных или режиссёров. И уж точно не их наследное право. И третье: в реальности управляющая прослойка (госаппарата, духовенства, армии, образования и кинопрома), вообразившая себя «священной элитой» и превратившаяся в касту, — не сможет выполнять перед народом пастырских обязанностей. Просто потому, что она не сможет ни разделять его, народа, интересов, ни понимать их, ни говорить с народом. Потому что на реальный народ ей, при наличии связей и положения, будет положить. Ей будет хорошо с собой. Такая элита сможет, например, взять миллиард казённых рублей (то есть народных, кстати), и снять на них фильм на три часа, из которых полтора барин крутит с барыней и чудит в летнем городке в 1907-м, а полтора баре динамично ждут баржи в 1920-м, где выстрелов ноль, из массовых сцен только позирование фотографу, разговоры ведутся про «сволочь Некрасова» и «как же случилось, что мы сидим в говне», теория эволюции объявлена злом, а тишину нарушает пару раз энергичное появление истеричной Розалии Землячки, и где все представители народа страшноваты, глуповаты или вороваты, — и заявить перед премьерой, что, собственно, и не для быдла старалось: «Я абсолютно точно знаю, что будут люди, и их много, которые просто не поймут о чем речь и абсолютно с чистой совестью, доев попкорн, выйдут из зала на тридцатой минуте. Это факт и данность, но рассчитывать на них мне, по крайней мере, уже поздно, поэтому я пою свою песню как умею, а уж кто услышит, тот услышит». А потом на всех углах рассказывать, что этот фильм — очень, очень важное событие в жизни России. Это неизбежно случится потому, что у кастовой элиты неизбежно образуется своя Россия, которая состоит не из народа. В которой народу кастовая элита уж точно ничего не должна и вольна делать своё дело как она хочет. А если народ её не услышал, то что ж. И неслучайно, едва такую элиту выпирают из элитных кресел, она в большинстве своём пополняет ряды «антироссийской общины», гуляющей по столице нашей Родины хоть с бандеровскими выкриками — абы против окружающего быдла. Это у неё такая месть за то, что быдло не признало в элите своего мессию, пришедшего спасти его от сомнений и знаний. …

К сказанному можно добавить одно. Если я правильно понял фильм «Солнечный удар», то он провалится с диким треском, и на него придёт мало наших соотечественников. Потому что этот фильм им так же неинтересен, как они ему. О кассовых сборах мы обещаем рассказать отдельно.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

     Соглашение           Контакты           Инструкция пользователя

© Project «Labirint25.com» Литературный журнал Авторский Проект И.Цыпиной